Диагноз: тяжёлая форма коммерции

Автор: | 2022-02-08
Диагноз: тяжёлая форма коммерции

Диагноз: тяжёлая форма коммерции

Диагноз: тяжёлая форма коммерции

«Омикрон»-штамм вновь вывел Россию на первое место в мировой коронавирусной статистике. За минувшую неделю в стране диагноз COVID-19 был подтверждён у более миллиона человек, из которых 110,1 тысячи оказались в больницах. Это соответствует относительному числу госпитализаций — 753,1 случая на миллион населения. По данному показателю Россия в 1,5—2 раза опередила ближайшие по антирейтингу страны, следует из данных OurWorldInData. Таков итог «оптимизации» системы здравоохранения, которую не один год проводили в нашей стране.

Наплыв больных уже привёл в ступор систему здравоохранения в регионах России, которые один за другим объявляют об остановке оказания плановой медицинской помощи. В конце января о таких мерах объявили Санкт-Петербург, Калининградская область, Карелия, ЯНАО, Архангельская и Вологодская области, а также Москва, где плановую госпитализацию прекратили детские больницы. 31 января плановую помощь приостановили в Томской области и Чувашии, 1 февраля — в Оренбурге. О возможной приостановке плановой помощи для детей объявили власти Приморья.

СМИ сообщают о ситуации, близкой к коллапсу. Из-за перегрузки медиков вызвать врача или «скорую» на дом для больных с симптомами ОРВИ и температурой проблематично. Поэтому пациентам и приходится самим идти в поликлинику на первичный осмотр. Так, радиостанция «Бизнес ФМ» в прямом эфире передала свидетельства вынужденных участников таких очередей:

Жанна, жительница Волгограда: «Это отдельная очередь, где все люди с температурой, неизвестно с какими тестами — положительными или отрицательными, им ещё их не делали. Была комната большая, где 70 сидячих мест плюс 30 стоячих, потом в холодном коридоре человек 15, на улице человек 30. То есть люди с температурой просто ждали своей очереди к врачу. Очередь в принципе не двигалась. Я попала к врачу, потому что стало плохо, была температура 39,6, и меня пропустили. Думала, до дома уже не доеду. Замёрзла, и все люди мёрзли, все кашляют друг на друга. Вчера моя знакомая ходила в ту же поликлинику. Она простояла там четыре часа».

Вячеслав, житель Подмосковья: «Пошёл в поликлинику для того, чтобы сдать ПЦР-тест. Там оказалась очередь девять человек. Причём когда я спросил, сколько времени на одного человека выходит, сказали, что где-то полчаса. Соответственно, на девятерых — это четыре с половиной часа. А так как внутрь пускают лишь четверых, только два с половиной часа нужно было простоять на улице. Причём эта очередь была у специального входа для тех, у кого температура или какие-то симптомы».

Татьяна Власова, главный редактор информ-агентства «Тульская служба новостей»: «Да, больные стоят с температурой на улице. Хотя власти говорят вызывать врача на дом, внедряются коммуникационные технологии, телемедицина. А по факту получается такое».

Почему подобное происходит в стране, где чуть ли не первыми создали вакцину против коронавируса? В стране, где пышным цветом расцветает «высокотехнологичная медицинская помощь», о чём из года в год нам с гордостью сообщали не только министры здравоохранения, но и президент В. Путин? Ответ на все эти «почему» хорошо известен экспертам. Причины две: «оптимизация» системы здравоохранения и коммерциализация медицины.

Непрекращающаяся «оптимизация» привела к всеобщей деградации здравоохранения России — как в виде сокращения обеспеченности койко-местами и повсеместного уничтожения ФАПов, так и в виде нехватки квалифицированных кадров врачей и медицинского персонала. Внедрённая система финансирования — ОМС (обязательного медицинского страхования) стала настоящей кормушкой для чиновников и бизнесменов от здравоохранения, а не тем средством, которое должно обеспечить его развитие.

Недавно был опубликован доклад Счётной палаты РФ «Анализ эффективности функционирования системы обязательного медицинского страхования в Российской Федерации», в соответствии с которым Россия является антилидером среди крупных стран мира по государственным расходам на здравоохранение. Исследование СП, включённое в анализ эффективности российской медицины, охватило 31 страну, из которых 14 финансируют медицину преимущественно из бюджета, а 17 — через обязательные сборы с населения по аналогии с российским фондом ОМС.

«В Российской Федерации расходы на здравоохранение, в том числе государственные расходы, находятся на самом низком уровне среди всех рассматриваемых стран, доля внебюджетных расходов является самой высокой среди всех рассматриваемых стран, превосходя максимальные значения этого показателя как по группе стран с бюджетной моделью, так и по группе стран со страховой моделью», — говорится в отчёте СП. Поясним, что «внебюджетные расходы» — это платная медицина.

Одна из причин в том, что практически во всех рассматриваемых странах лекарственное обеспечение при амбулаторном лечении входит в программы государственных гарантий по предоставлению медицинской помощи, поясняется в докладе СП. В России же лекарства больным приходится покупать преимущественно за свой счёт.

По данным на 2019 год, программы бесплатного оказания гражданам медицинской помощи стоили государству около 3 трлн рублей. Из них 2,226 трлн выделил фонд ОМС, который собирается за счёт взносов с зарплат (5,1%). 718,2 млрд рублей было оплачено за счёт бюджетов регионов, которые наполняются преимущественно налогом на доходы физических лиц (13% или 15%).

Итого: подушевое обеспечение программы госгарантий здравоохранения составило 23,533 тысячи рублей на человека в год. Это 1961 рубль в месяц, или чуть больше 65 рублей в день.

По данным ВОЗ, Россия занимает 121-е место в мире по расходам на здравоохранение (5,3% ВВП), уступая даже Центрально-Африканской Республике (5,8%). Государственное финансирование медицины, по данным ОБСЕ, составляет 879 долларов на человека в год — вдвое меньше, чем в Израиле (1898 долларов), втрое ниже показателя Испании (2560 долларов) и вчетверо меньше, чем в Австралии (3495 долларов). От Норвегии и Германии (5,6 тысячи долларов) Россия отстаёт в 6 раз, от США (9386 долларов) — более чем в 10 раз.

И это при том, что по золотовалютным резервам Россия (639,6 млрд долларов на 21 января 2022 года) занимает 4-е место в мире после Китая, Японии и Швейцарии. Объём Фонда национального благосостояния (ФНБ) на 1 января 2022 года составил 13565,35 млрд рублей.

В то же время власти российских регионов резко сократили финансирование системы здравоохранения, несмотря на всё новые волны пандемии и даже при том, что наблюдался рост доходов местных бюджетов по всем ключевым статьям. За январь — сентябрь 2021 года субъекты РФ выделили на финансирование больниц и врачей 1,17 трлн рублей — на 141 млрд рублей меньше, чем за тот же период годом ранее, следует из оперативной статистики минфина.

В относительном выражении расходы на медицину упали на 11% — рекордно среди всех статей региональных бюджетов, при том что в целом бюджетная система субъектов вышла из кризиса и оказалась в профиците.

Можно лишь гадать о причинах происходящего. Мы предполагаем, что одна из них — тотальная коммерциализация медицины. Власти опасаются (и не без основания), что, если резко увеличить финансирование здравоохранения, всё равно огромная часть денег осядет в карманах главврачей и коммерсантов. Такую систему у нас годами выстроили и выпестовали.

А вот и результат подобной политики. За последние 2 недели суточное число заболевших выросло в 2,6 раза (171905 человек на 7 февраля), а госпитализированных почти удвоилось — с 5970 до 10843 человек. Какие ещё нужны доводы, чтобы наконец взяться за наведение порядка в здравоохранении?

 

Капитан ОчевидностьЧто говорить, коронавирус действительно не является игрушкой. Безусловно, важно делать упор на принятие мер, способных защитить общество от распространения инфекции. Но недостаточно провозгласить совершенно очевидные вещи, понятные любому человеку. Как некоторые представляют себе реальную борьбу против омикрона и против всех остальных штаммов коронавируса? В рамках капиталистической системы любые действия направленные на подавление пандемий обращаются в пшик. Этому учит нас история, это же подтверждает практика последних лет. Те болезни, о которых в СССР уже и помнить перестали, в буржуазном обществе расцвели пышным светом. Буржуям еще ни разу не удалось справиться со сколько-нибудь крупной эпидемией. Преодолеть эпидемию возможно только излечив страну от буржуазной заразы и сделать это возможно только революционным путем. Никакие “инъекции реформ” тут нам не помогут. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Источник.



Просмотров: 279

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.