К 20-летию антирабочего Трудового Кодекса

Автор: | 2022-02-09
К 20-летию антирабочего Трудового Кодекса

К 20-летию антирабочего Трудового Кодекса

К 20-летию антирабочего Трудового Кодекса

1 февраля исполнилось 20 лет со дня введения в действие нового Трудового Кодекса. Этот документ изначально носил последовательно антирабочий характер по сравнению с действовавшим до того времени советским КЗоТом. Радикальное изменение законодательства, в первую очередь трудового в начале нулевых по сути было завершением процесса реставрации капитализма и закреплением победы контрреволюции. В начале 90-х была проведена приватизация и либерализация цен, но социальное законодательство во многом оставалось еще советским. На фоне обнищания и массовых протестов в 90-е власти иногда даже вынуждены были идти на расширение социальных прав. В 1999-2000 годах ситуация стабилизировалась: высокие цены на нефть обеспечили экономический подъем, сократили безработицу, начал расти уровень жизни. Все это вызвало спад рабочего движения и протестной активности вообще. Ставленник олигархии ельцинской поры Владимир Путин консолидировал вокруг себя бюрократию и с помощью ряда маневров обеспечил себе большинство в Государственной Думе. Для режима наступила благоприятная возможность реализовать планы по радикальному изменению законодательства, в первую очередь социального. Эти планы вынашивались еще во времена Гайдара, но расклад классовых сил и политическая обстановка не давали возможность реставраторам их осуществить. Но в первой половине нулевых были приняты один за другим новый Трудовой кодекс, Земельный кодекс, Жилищный кодекс, была введена плоская шкала подоходного налога.

Тактика применявшаяся для проталкивания нового ТК известна хорошо и сейчас. Сначала был предложен правительственный проект, написанный по рекомендациям МВФ, который вообще почти не оставлял для рабочих никаких гарантированных прав и был написан в духе самого пещерного неолиберализма. Но тут подключилась верхушка ФНПР, которая испытывая давление снизу конечно не могла согласиться с таким жестким антирабочим документом. Но вместо того чтобы вести последовательную борьбу с ним, пошла на соглашение с правительством, в результате чего совместно был выработан новый, несколько смягченный вариант ТК. Сейчас, спустя 20 лет сайт ФНПР так оправдывает это соглашательство: «Необходимость принятия нового трудового законодательства обуславливалась как переводом экономики страны на рыночные рельсы, так и системным кризисом, разразившимся в России в 90-е годы прошлого столетия. Действовавший Кодекс законов о труде (КЗОТ) не отвечал современным реалиям. В условиях падения производства и уровня жизни населения Федерация независимых профсоюзов России проявила себя ответственной общественной силой, способной разработать и внести в трудовое законодательство эффективные инструменты правовой защиты трудящихся, восстановления и развития экономики.» https://fnpr.ru/events/novosti-fnpr/trudovomu-kodeksu-rossiyskoy-federatsii-20-let.html Смысл этих слов можно свести к тезису «Нравится ли вам это или нет, но нужно было смириться с наступлением капитализма».

Во время кампании за принятие нового ТК руководители ФНПР правда использовали более сильный аргумент. Они всячески упирали на один единственный плюс нового ТК — возможность без всякой процедуры начать приостановку работы в случае невыплаты зарплаты. В условиях когда задержки зарплат еще были довольно массовым явлением, а всего пару лет назад до этого вообще повальным, это звучало убедительно. Но необходимо понимать, что задержка зарплат явление хотя и присущее капитализму, но все же являющееся некой аномалией внутри него т. к. рабочая сила при капитализме все же покупается. Однако капиталистическая эксплуатация чаще ставит перед рабочим другие вопросы — размер заработка, тяжелые условия труда, переработки. И вот как раз по всем остальным пунктам новый ТК радикально урезал права рабочих и изменил баланс в пользу капиталистов. Но главное он отменял решающий голос профсоюзов при принятии самого широкого круга решений, который имелся у них по советскому КЗоТу. Любой голос профсоюзов становился теперь лишь совещательным, конечное решение принимает только работодатель. Пожалуй еще более важное право отнятое новым ТК у российских рабочих это прописанный в старом Кодексе порядок разрешения трудовых споров. Они разрешались комиссией по трудовым спорам, которая избиралась большинством голосов трудового коллектива т. е. по сути предусматривалось, что вопрос о том кто прав рабочие или администрация решался большинством рабочих предприятия или его подразделения. Как работали эти механизмы на деле это конечно другой вопрос. Но в любом случае такая прогрессивная норма в законодательстве являлась огромным завоеванием рабочего класса и мощным орудием в руках рабочих.

От буржуазных демагогов в пользу нынешнего ТК можно услышать тот аргумент, что в нем впервые появилась прописанное право рабочих на забастовку, а в старом КЗоТе даже и слова такого не было. Правда однако заключается в том, что слова не было, но для организации забастовки в 90-е годы никаких реально действующих препонов не было и организовывались они легко. Ведь запрета на забастовки тоже не было, а право на нее было прописано в конституции. В те годы этого было достаточно. А «право» на забастовку, которое было «предоставлено» новым ТК было введено вместе со сложной процедурой ее организации, которая это «право» приближало на практике едва ли не к запрету. Разумеется, что в конечном счете решает не закон, а соотношение классовых сил. Крупный и решительно настроенный на забастовку трудовой коллектив не остановят никакие формальные процедуры. Отсюда правда не следует, что законы не имеют значения. Такой вывод был бы не менее грубой ошибкой чем юридический фетишизм.

Несмотря на неблагоприятный расклад сил, наша организация так же как многие другие левые, профсоюзы из других профобъединений и некоторые профсоюзы входящие в ФНПР (несогласные с политикой руководства) не собирались мириться с этим наступлением на рабочий класс либеральных сил во главе которых тогда встал Путин. Была развернута общероссийская кампания против нового ТК. Были и митинги по всей стране и петиции, мощная листовочная кампания и перекрытие дороги напротив Госдумы. Но на фоне общественной пассивности широкого отклика эта кампания не нашла.

К этому стоит добавить, что были серьезные разногласия по тактике среди тех, кто вел борьбу против нового ТК. Так многие тогда выступали за принятие «рабочего» КЗоТа лидера профобъединения «Защита труда» и депутата Госдумы Олега Шеина. Мы же считали, что необходимо бороться за сохранение старого КЗоТа. Мы исходили из того, что выдвижение самой идеи любых новых трудовых кодексов дает красный цвет отмене старого КЗоТа и тем самым помогает правительству протащить свой. Сейчас к этому можно добавить, что наша позиция была верна еще по той причине, что мы ставили вопрос политически и пытались мобилизовать массы против этого последнего акта реставрации капиталистических отношений, а концепция законопроекта Шеина как раз сводилась к тому, что необходимо согласиться с наступлением реставрации и сделать так, чтобы рабочий класс вписался в новую реальность на наиболее благоприятных условиях. Эта точка зрения в в своей логике мало чем отличалась от соглашательства Шмакова и Исаева. Кстати несмотря на острые разногласия со сторонниками «проекта Шеина», мы тем не менее действовали вместе единым фронтом против принятия нового ТК.

Соглашательство бюрократии ФНПР имело своим следствием так же сектантские тенденции среди многих активистов левого и рабочего движения. Эти сектантские тенденции выразились в стремлении создавать «правильные» профсоюзы хоть из трех человек при любых условиях и неприятии работы в профсоюзах ФНПР. Но это полностью ошибочная тактика, которая своим результатом имела отрыв актива от широких масс рабочих. Соглашательские действия руководства ФНПР не отменяет того факта что это самое массовое профсоюзное объединение страны и для коммунистов работа внутри профсоюзов ФНПР является важнейшей задачей. Борьба с «желтой» профсоюзной бюрократией будет эффективна только если она ведется внутри профсоюзов.

Бой с режимом по по вопросу трудового кодекса так или иначе был проигран. И в наши дни борьба вокруг трудового законодательства идет уже совсем на других рубежах. Скажем сейчас приобретает особую актуальность вопрос об «агрегаторах», «платформенной занятости». Очевидно что перед нами стоит необходимость бороться за то, чтобы подобная занятость регулировалась как трудовые отношения со всеми вытекающими из этого правами и гарантиями для работника. Буржуазия напротив вынашивает планы как можно больше видов трудовых отношений перевести в отношения гражданско-правовые. Но если мы боремся за реформы в пользу рабочих в рамках капитализма, то это еще не значит что мы исходим из той же соглашательской логики, о том как лучше вписаться в капитализм. Мы отличаемся от реформистов не тем, что мы отрицаем борьбу за реформы в рамках капитализма, а тем что не рассматриваем такую борьбу как самоцель. Для марксистов борьба за текущее улучшение положение рабочих это в первую очередь средство организации рабочего класса в самостоятельную силу, силу которая победит капитализм.

Михаил Дороненко

Источник.



Просмотров: 334

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.