Михаил Сергеевич Горбачев и субъективный идеализм

Автор: | 2022-09-03

Михаил Сергеевич Горбачев и субъективный идеализм

Михаил Сергеевич Горбачев и субъективный идеализм

Михаил Сергеевич Горбачев и субъективный идеализм

СССР развалил Горбачев. Революцию сделал Ленин. Спецоперацию на Украине проводит Путин. Т.н. «большой террор» – «сталинские репрессии», соответственно — Сталин.

Хрущев – развалил сельское хозяйство. Ельцин — распродал Россию иностранцам.

Так думают многие товарищи не утруждающие себя мыслить логически, мыслить в парадигме диалектического материализма, а не вульгарного метода «так все говорят». Этот способ «очеловечивать», персонифицировать исторические события носит название «субъективный идеализм».

Субъективный потому, что в качестве действующей силы, производящей по мнению размышляющих таким образом исторические изменения, выступает некий субъект. Некий супермен, супер герой, царь, вождь и т.п..

Идеализм, поскольку действие происходит по воле, подчиняясь идее, которая ставится вне обстоятельств, а зачастую мыслится даже вопреки объективным обстоятельствам.

Необходимости некого супергероя, супермена в дореволюционные времена придерживались, например, народовольцы. Это по поводу такого искаженного видения исторических процессов сказал свою знаменитую фразу: «Мы пойдем иным путем» молодой Володя Ульянов.

Под влиянием субъективного идеализма прыгал Киевский Майдан, голося «Банду Януковича геть!».

Субъективный идеализм не научен и не несет никакой практической пользы своим адептам. Единственным научным подходом, выдержавшим проверку практикой, является научный диалектический материализм.

Попробуем, товарищи, разобраться с тезисом о развале СССР Горбачевым с точки зрения научного материализма.

Исходные посылы для утверждения о том, что Горбачев, де, развалил СССР заключаются во-первых в том, что на момент развала Советского Союза Горбачев был Президентом нашей страны.

Во-вторых, что начатая Горбачевым «перестройка» привела к узакониванию капиталистических отношений в стране, бывших до той поры подпольными и породила такие группы людей, которые в просторечие именуется «новыми русскими».

В-третьих, «перестройка Горбачева» начала разрушение промышленности страны — процесс который продолжила клика Ельцина и который продолжается по сей день.

Давайте разберем каждый из этих посылов.

Посыл о том, что Горбачев был Президентом СССР, будучи формально верным, требует следующего уточнения: на момент «президентства» Горбачева, СССР уже давно не был ни Советским, ни Социалистическим в марксистском смысле государством, т.е. форма государственных отношений и систем не соответствовала уже содержанию. Да, в СССР оставались по инерции ряд прав и льгот для трудящихся, доставшиеся по наследству от прежних времен. Да, эти льготы, права и свободы значительно превосходят нынешние ложные права и мнимые свободы буржуазного государства. Но роль Советов уже сводилась к косметическим, витринным, формальным действиям, а о том, что социализм — это не некая особая формация, которую достигли и можем почивать на лаврах, а всего лишь переходная ступень к полному коммунизму, в-основном говорили на официозах, в действительности проповедуя мелкобуржуазную мораль: «хочешь жить — умей вертеться» – совершенно противоположную коммунистической.

Как так случилось, что Советский Союз из передовой коммунистической страны выродился в страну мелкобуржуазную — это тема для отдельных исследований. Пока же следует констатировать мелкобуржуазной вырождение, в том числе и прежде всего в области производственных отношений и как следствие – в области реально применяемой, практической, а не декларируемой идеологии. То есть, формально верный посыл о том, что Горбачев был президентом СССР, диалектически не верен, поскольку его форма не соответствует его-же содержанию:

– Горбачев никогда не был президентом, в коммунистическом смысле, социалистической страны.

– Горбачев никогда не был президентом страны, в которой реальную верховную власть имеют Советы депутатов трудящихся.

Второй посыл — о том, что перестройка начатая Горбачевым породила «новых русских» и узаконила подпольные до нее капиталистические отношения, также верен лишь отчасти.

Во-первых, следует учесть, что Горбачев — это не некий негативный супер герой, не «мистер Фикс», не анти-Бетман. Он является порождением воспитания многомиллионной партии, которая именовалась КПСС. Он — лучший, по мнению «товарищей коммунистов» его продвигавших, по мнению миллионов голосовавших за него, выдвигавших на всевозможные посты, включая ЦК КПСС. Он — человек, наиболее понятно для всей этой «розоватой шоблы» того времени выражающий интересы и чаяния самой этой шоблы. Мы должны признать, товарищи, что феномен Горбачева — это всего только иллюстрация понятная каждому, фактического перерождения партийных рядов из коммунистических в буржуазные. Это максимально доступный большинству людей символ нашего классового проигрыша в классовой борьбе с буржуазией.

Во-вторых: подпольные капиталистические отношения возникают не по прихоти какого-нибудь злодея, а являются следствием постоянно усиливающегося классового противостояния, определяемого наличием противоречий между производственными силами и производственными отношениями.

Т.е., усиление подпольных капиталистических отношений и дальнейшая их легализация — это объективный процесс, связанный с классовой победой капиталистов, который в числе прочего, усиливался «раздвоением личности», когда официально считалось, что СССР — страна победившего социализма, а в реальности процветали цеховщики, фарцовщики, спекулянты и т.п..

Страны, где «телефонное право» стало неотъемлемой системой жизни.

Но, следует еще раз подчеркнуть, что к капитуляции в классовой борьбе привел страну вовсе не Горбачев. При нем просто произошло достаточное для контрреволюции накопление противоречий, приведшее к известным событиям в «веселые 90-е».

Третий посыл о том, что с перестройки «начатой» Горбачевым начался развал промышленности СССР — так-же, как и первые два посыла имеет и формально-рациональное и ложные зерна.

Действительно, с началом перестройки начинается снижение роста, а в дальнейшем и развал промышленного потенциала СССР. Но действительные причины этого непосредственно с Горбачевым, как личностью, не связаны. Горбачев — это дитя номенклатуры, которая используя в самом начале коммунистическую риторику на деле производила первичное накопление личного капитала. Наиболее простым и доступным способом такого накопления являлись цеховщина, спекуляция и разрушение сложившихся производственных отношений в свою личную пользу. Вспомните, товарищи, какое число т. н. «новых русских» – будущих владельцев заводов, газет, пароходов, представляют собой выходцы из партаппарата и комсомола. Сводить развал промышленности и развал СССР к некой личности — это полностью не понимать простого факта, что такие системы, как государство и его устройство не могут быть настолько слабы, чтоб их можно было бы разрушить «вдруг», посредством какой-нибудь единственной личности.

Личность в истории, несомненно, имеет свою роль. Не окажись в нужное время и в нужном месте некой личности, а тем более, окажись на ее месте другая — исторические события произойдут по несколько иному сценарию. Но сама личность ни написать, ни изменить этот сценарий определенный объективными факторами не может.

Например: В.И. Ленин родился и большую часть времени жил в дореволюционный период. Само наличие личностей Ленина, Сталина, Камо и прочих не изменяло общественно-экономической формации. Российская Империя, как была тюрьмой народов и душительницей свобод, так ею и оставалась.

Сложившиеся объективные обстоятельства вкупе с деятельностью упомянутых людей и множества иных товарищей, вначале в 1905, после — в феврале 1917, и наконец — в октябре 1917 привели к тому, что партия организованная Лениным не только смогла взять революционным путем власть, но и продолжила государственный переворот Октября 1917 года в революционные события последующих лет.

Да, не будь Ленина, вероятнее всего, социал-демократическая партия во главе с Бухариным не произвела бы революционное восстание в октябре 1917, но из этого вовсе не следует, что в следующем условном октябре, выводы сделанные Лениным путем научного осознания реальности, не пришли бы в голову условному Сталину, или условному Кирову, или кому-нибудь еще из товарищей, осознававших эту-же реальность. И случись тогда новая революционная ситуация, партия возглавляемая кем-нибудь из таких людей не произвела бы также социалистическую революцию.

Но одних выводов сделанных кем-угодно одним, для изменения общественно-экономической формации крайне мало. Для того, чтоб любая идея имела силу, она должна овладеть массами. А овладеть массами идея может лишь тогда, когда в ней есть практическая востребованность. В октябре 1917 года массами владела идея освободиться от гнета правящего класса. Это соответствовало практической востребованности, диктуемой объективной обстановкой. В «перестройку Горбачева», массами владела идея стать самим господами, накопить капиталец и жить в своем личном уютном мещанском мирике. Этому также в тот период соответствовала объективная обстановка созданная действиями начатыми в задолго догорбачевский период. Действия эти изменяли не столько идеологию саму по себе — это бессмысленно, но меняли характер производственных отношений, а уже через изменения производственных отношений менялась, подчиняясь им, идеология.

Вообще говоря, если бы не началась пресловутая «перестройка», учитывая, что от Советов, а значит и от Советского в СССР осталось только название, от социалистического — только извращенный, все более становящийся буржуазным социализмом социализм — прямая противоположность социализму коммунистическому, вероятнее всего СССР просуществовал бы в том виде, в котором он был до развала весьма не долго.

Возникает вопрос: если роль личности в истории не является исключительной, то как быть с мерой ответственности за содеянное? Вот правда же, Горбачев, будучи формально Президентом и реально Генеральным Секретарем ЦК КПСС, совершил ряд действий, которые в силу не только обстоятельств, но и его воли привели к катастрофе в особо крупных размерах — развалу СССР.

Пускай личностью он был так себе, объективные факторы в стране складывались не лучшим образом, но несет ли он ответственность за те действия, которые привели к катастрофе? Несомненно. Ведь любое преступление, а развал СССР, пускай уже с не коммунистическим, а буржуазным социализмом, пускай и без власти Советов, с зародившейся и развивающейся буржуазией и т.п. — это преступление унесшее жизней больше, чем злодеяния фашисткой Германии, имеет как субъективную, так и объективную составляющую.

Преступник не является слепым орудием обстоятельств, но существом наделенным волей. У любого преступления, помимо всего прочего, есть некий субъективный мотив. Осуждение преступников заключается не в том, чтоб покарать, отомстить, применить равное или большее воздействие со стороны общественных институций, а в том, чтобы провести воспитательное воздействие на не преступивших через грань граждан. Любое преступление несет в себе элементы цинизма и презрения к человеческой личности. Этот цинизм, это презрение к личности и есть основные цели осуждения преступника и преступления в социалистическом мире, а вовсе не месть, «заслуженная кара» и прочие элементы удовлетворения страстей.

С этой точки зрения преступления Горбачева, равно как и преступления Гитлера подлежат самому яростному общественному осуждению.

Но можно ли судить или осуждать преступления Горбачева по законам нынешнего буржуазного общества? Общества строящемся в своей сути на парадигмах, которые неотличимы от парадигм горбачевщины, в самом широком смысле этого слова? Нет. Для общества строящемся на поклонении прибыли, общества открыто призывающем к циничному и ханжескому отношению к окружающим, общества угнетения трудящихся классов классом паразитов, горбачевщина не является преступлением, поскольку буржуазное общество, общество преступное по своей сути, не занимается защитой личности, не стоит на защите прав трудового народа.

Буржуазное общество и его апологеты не имеют ни морального, ни какого другого права осуждать того, кто способствовал построению их мира. Поэтому, Горбачев — преступник перед трудовым народом, но он плоть от плоти и кровь от крови буржуазной кровожадной публики.

Личность в истории, как говорилось ранее, не является исключительным фактором. Сводить всю историю к действиям «великих людей» – это разновидность идеализма. Точнее — это субъективный идеализм. Он, как и все идеализмы бесплотен, немощен, но является выгодной обманкой для всяческих прохвостов. Он весьма широко транслируется недалекими людьми. Зачем? Идеализм скрывает главное: объективные обстоятельства, объективную классовую войну, объективные факторы, неизбежно приводящие к вполне предсказуемым научно результатам.

Если бы не т. н. «горбачевская перестройка», СССР, неотвратимо перестал бы быть социалистической страной даже по форме. В нем постепенно, под воздействием накопившихся противоречий возникли бы силы, которые бы привели к новой коммунистической революции. И до победы коммунистической революции в стране происходили бы аналогичные наблюдаемым в процессе и после т. н. «горбачевской перестройки» процессы. Деградация промышленности, определяемая внедрением капиталистического хозяйствования и встраиванием страны в систему мировых империалистических отношений. Демографические беды, экономические кризисы и прочие наблюдаемые ныне «радости мирового капитализма».

Разница между произошедшим и гипотетическим развитием событий по истечении достаточного времени оказалась бы неразличимой: СССР после определенного перелома в классовой борьбе в сторону капиталистического уклада был обречен, как обречен, например, нынешний Китай, несмотря на все его экономическое могущество. История знает немало примеров, когда экономическое могущество не спасало самые различные страны в силу непреодолимости разрыва между производственными отношениями и производительными силами.

Понимая все вышесказанное, следует признать, что Горбачев и горбачевщина являются преступлениями против трудового народа, но не они запрограммировали и произвели настоящую, реальную контрреволюцию. Не они запустили механизм развала СССР. Они лишь довершили дело начатое задолго до них. Они лишь пожали часть плодов от поражения трудящихся в классовой борьбе. Поражения временного по объективным причинам: без буржуев -то трудящиеся могут жить, и как показала практика, весьма неплохо. Буржуи вот, жить без трудящихся не в состоянии: сами они ничего не производят, а значит и поддерживать своего существования и существования своей системы без людей труда у них не выйдет. Поэтому победа условной горбачевщины — это временный этап большой классовой войны, исход которой предрешен вовсе не в пользу буржуев.

Иван КЭП



Просмотров: 454

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.